Село Ламерье Крестецкого уезда Новгородской губернии

Главная

Православие

История

Фотоархив

Фотогалерея

О проекте

Гостевая книга



Поиск по сайту


Деревня без будущего

Каждый раз, бывая в таких деревнях, как эта, испытываешь чувство вины перед живущими здесь, чувство растерянности перед действительностью, бессилия от сознания, что изменить-то, по сути, почти ничего невозможно.

Почти, но не все проблемы неперспективной деревни так уж неразрешимы, как порой кажется. Нужно только сердце иметь и желание помочь людям.

Неперспективной считается деревня Косой Бор Новорахинского сельсовета. Побывали мы здесь, убедились — действительно, перспективы никакой. До реки на машине доедешь, а дальше по лавам пешком перебирайся, воды хоть и по колено, но на берегу увязнешь. В центре села два дома почернели от старости и обрушились, дорога травой заросла, лишь тропинка от дома к дому протоптана. А жилых домов-то здесь (не считаем дачников) 5, коренных жителей 7 человек, все пенсионного возраста, к тому же трое из них одинокие. И не расти деревне теперь уж дальше, не молодеть, не развиваться. Все дети, что были, «вылетели из-под родительского крыла» и возвращаться обратно не думают.

Однако, давайте не будем забывать, что живут в Косом Бору люди, те, кто в сороковых страну защищал от фашистской нечисти, кто все силы отдал родному хозяйству — хлеб растил и убирал, за скотом ухаживал. Да, их совсем немного, и годы уже уходят, и силы не те, а проблем, проблем более чем достаточно.

...Весна. Наступила страдная пора и для жителей Косого Бора. Надо огороды вспахать, картошку посадить. Выделил совхоз лошадь, собрались всем селом на одном участке, встал за плуг Иван Степанович Марков и приступили к посадке. Проложит борозду инвалид войны, 5 минут отдыхает, проложит вторую — и опять остановка. Дают о себе знать старые раны солдата, подорванное на войне здоровье. Не случайно ведь в медицинском заключении записано, что противопоказан ветерану круг работ, связанный с ходьбой и физическими нагрузками. Но как придержаться запрета, коль на данный момент из мужчин он «самый здоровый» оказался. Так и работали два с половиной дня на пяти огородах, насилу посадили.

Но не успели с одной заботой справиться, как уже вторая на пороге дожидает: надо думать о заготовке дров на зиму. Попытался И. С. Марков, проработавший в свое время в родном хозяйстве 27 лет бригадиром, найти поддержку в Новорахинском лесничестве, но не нашёл. Дарья Семёновна Васильева (кстати, она одинокая) большими расценками на дрова напугана.

— А пенсия-то всего 70 рублей, — говорит старушка.

Вот и заготовляют жители Косого Бора дрова сами, кто как может. Дарья Семёновна, например, пилила деревья лычковкой, сидя на земле, иначе не смогла. Наготовили дров и Марковы, а потом инвалид войны их все на себе, вязанкой, из леса выносил. Зато с дровами, в теплой избе зиму проведут. А здоровье? Кому до этого дело есть? Ну живут себе старики и живут, перебиваются и ладно.

Наступит сенокос —опять проблема. Правда, в деревне всего две коровушки, но есть овцы. Поэтому сена надо заготовить впрок. А как? Косят косой, затем, опять же, увязав верёвкой, поближе к дому переносят.

Ты, уважаемый читатель, наверное, уже заметил, к чему речь ведём. Да-да, всё правильно, очень нужна деревне лошадка, одна на всех. И тогда многие проблемы решены будут — и уборка картофеля с поля (где сажают), и вышеназванные, и поездка в д. Ламерье в магазин.

Кстати, на последней стоит остановиться более подробно. Ламерье находится от Косого Бора в четырёх километрах. Представляете, каково старику преодолеть расстояние в 8 километров, да оттуда ещё с поклажей в 10 буханок хлеба, запасённого на неделю, возвращаться, и сахарку надо взять, и муки... Не раз присядут, пока дойдут. Но это летом. А зимой, зимой зачастую в целик приходится ходить (дорога не чистится), да санки за собой тащить.

А задумай, к примеру, в Крестцы съездить, опять надо до Ламерья пешком идти, т. к. конечная остановка рейсового автобуса там. Хочется передать просьбу ветеранов войны и труда администрации ПАТП: продлить маршрут Крестцы — Ламерье до Федосович, приблизив его тем самым на 2,5 километра. Очень надеемся, что будет просьба уважена.

Нина Григорьевна Прошина не смогла подняться с постели и встретить нас, — уже не первый день лежала с высоким давлением. Мужа Нины Григорьевны на день нашего приезда дома не было — лежал в Крестецкой больнице. Оставлено хозяйство — корова, пятимесячный телёнок, двое поросят, овцы.

— Надо обряжаться с делами и не могу, — тяжело дыша, говорит хозяйка. И тут же на наши предложения по возвращению в Крестцы вызвать скорую помощь, как бы оправдываясь, продолжает: «Ничего, отпустит. У меня так часто бывает, полежу, попью морсу — пройдёт».

За хозяйством Нины Григорьевны присматривают соседи, благо отношения между ними за десятки лет установились прочные, почти родственные. Но и эта испытанная прочность уз не в силах выдержать всего того, что приходится им пережить. В случае приступа тяжёлой болезни (а разве от них застрахованы шестидесяти, - семидесятилетние люди?) эти старики совершенно беспомощны. Вызвать врача? Телефона в деревне нет и не было. Есть в Ламерье, расстояние до которого ещё надо преодолеть, а потом ждать помощи из Крестец. Еще год назад, когда в Ламерье была фельдшер, старикам жилось поспокойнее, но девушка вышла замуж, уехала и теперь положиться в трудную минуту практически не на кого.

Особенно сложно приходится тем, у кого нет детей, близких. И хотя не оставляют их без внимания односельчане, но твёрдой уверенности в завтрашнем дне у них нет.

Дарье Семёновне Васильевой семьдесят второй год. Эта выдержанная, внешне спокойная женщина о своём одиночестве говорит с горькой иронией — долго лежала в Новгороде в больнице, потеряла один глаз, теперь и второй плохо видит. Откажет второй, — говорит Дарья Семёновна, — ждать от жизни больше нечего...

Мы были в Косом Бору весенним солнечным днём, который уже сам по себе создавал хорошее настроение. А как коротают долгие вечера в ненастное осеннее время, зимой? Мы задали этот вопрос, хотя заранее уже знали на него ответ. Телевизор не работает, упала антенна, радио долгое время не говорило, сейчас наладили. Женщины с удовольствием вспоминают, как случайно попали на концерт художественной самодеятельности из Крестец, когда ходили в Ламерье в магазин. Остались, послушали. Но такие радости не так уж часты.

— А я сяду вечером у окна, — говорит Д. С. Васильева, — и смотрю, смотрю в окно. Думаю, господи, хоть бы уехать куда-нибудь. Но ехать некуда...

Неперспективная — таким деревням, как Косой Бор уже давно дано определение. Значит нет у Косого Бора перспективы, нет будущего. Но пока в ней есть хоть один житель (а прожив здесь всю жизнь, уезжать куда-то старики не намерены), деревня существует. И пусть у нее нет будущего, но есть настоящее. Живут здесь замечательные люди, великие труженики, у каждого из которых большие заслуги перед совхозом, районом. Они не требуют к себе особого внимания, они просто хотят жить на своей земле, в своём доме, и не тратить ежедневно последние силы и здоровье на с трудом решаемые проблемы о хлебе, дороге, медицинском обслуживании и многом другом. Они все это заслужили.

Л. Макарова

Т. Смородина

"Ленинское знамя" - 24 мая 1990 года


 
Besucherzahler russian dating service
счетчик посещений

© 2008- Владимир Фролов

Hosted by uCoz