Село Ламерье Крестецкого уезда Новгородской губернии

Главная

Православие

История

Фотоархив

Фотогалерея

О проекте

Гостевая книга



Поиск по сайту


Евгений Матвеев: «Я никогда не занимался поиском работы для себя…»

Имя Заслуженного строителя России, Заслуженного энергетика СССР, доктора технических наук Евгения Петровича Матвеева известно многим нашим читателям. Уже четверть века он возглавляет одну из крупных организаций строительного комплекса страны — компанию «Мосэнергострой». За его плечами — огромный опыт организатора строительного производства. В свои 60 «с хвостиком» он также подтянут, энергичен, целеустремлен. Его рабочий день начинается ранним утром и заканчивается поздним вечером. Сегодня, как и вчера, жизнь Е. П. Матвеева целиком посвящена Делу, которому он служит.

Именно так, с большой буквы, без раздумий, мы и напишем это слово… Его Дело — это большие и малые стройки советского времени, реконструкция и перевооружение энергетических, инженерных объектов, возведение жилья в Москве и практически во всех центральных областях России. Под руководством Е. П. Матвеева «Мосэнергострой» построил больницы и поликлиники, детские сады и санатории, микрорайоны в Москве и даже целый ряд городов со своей инфраструктурой — Конаково, Новомичуринск, Советск, Суворов, Новая Кашира, Дзержинский и др…

В общении с Евгением Петровичем подкупает его искренность. Он не скрывает ни вчерашних, ни сегодняшних трудностей, меньше всего склонен к идеализации прошлого и к восторгам по поводу настоящего. Вместе с тем, разговаривая с этим всегда загруженным делами «под завязку» человеком, невольно заражаешься его оптимизмом, который и выдает в нем настоящего строителя.

«Конечно же призвание…»

— Евгений Петрович, мы с вами встречаемся незадолго до Дня строителя. Что для вас главное, основополагающее в этой профессии?

— Самое интересное и увлекательное — это возможность организовать дело и затем увидеть плоды своего труда.

Когда я, например, посещаю город Конаково, то вижу эти осязаемые результаты: ранее Мосэнергострой построил мощнейшую для того времени ГРЭС, целый ряд заводов, известных всей стране, собственно город с населением 50 тысяч человек, а за последние три года мы построили здесь целый жилой микрорайон и продолжаем строить. Все очень наглядно. Или, скажем, Сочи. Мы в этом городе никогда прежде не работали, но вот — выиграли тендер на строительство теплоэлектростанции нового поколения, построили ее в качестве генподрядной организации в тяжелейших условиях, в ущелье, применяя буронабивные сваи до 20 метров длиной. Закончили работу генподрядчика и сдали станцию всего за полтора года, подтвердив тем самым уникальные возможности «Мосэнергостроя». С 2004 года ТЭС находится в эксплуатации. Разве это не повод для законной гордости за организацию для меня — одного из ее руководителей?! И разве это может быть неинтересным?

И еще. Я считаю, что настоящий строитель — это тот, кто обязательно прошел все ступеньки «служебной лестницы» — снизу доверху. Без каких-либо пропусков! Я в своей жизни побывал и мастером, и прорабом, и начальником участка, и все это мне очень пригодилось в дальнейшем, когда я занимал более крупные и ответственные должности. Строитель в моем понимании — это и призвание, и профессиональное образование. И, конечно, опыт — без него добиться успеха невозможно.

— Не считали, сколько объектов построили за свою жизнь?

— Не задавался такой целью — думаю, у меня еще будет на это время…

Первые свои объекты Евгений Матвеев строил на Дальнем Востоке. Организаторские способности молодого гидротехника оценили почти сразу. Уже в 24 года он возглавлял им же созданный большой коллектив с численностью несколько сотен человек. Далее, работая уже на Кавказе, в разных городах строил высотные дымовые трубы, градирни и силосы. Оттуда был командирован на чрезвычайно сложный и ответственный объект — первую в Союзе дымовую трубу высотой 250 метров на строительстве Щекинской ГРЭС. По норме на ее возведение отводилось два с половиной года — труба была построена за полтора. Здесь Евгения Петровича заметили и пригласили в трест «Мосэнергострой». И почти сразу — новый карьерный взлет: заместитель начальника управления, начальник специализированных хозрасчетных участков Мосэнергостроя, «Гидрострой»: строительство водосбросных каналов, мазутного хозяйства, береговой насосной на Оке, затем «Спецмонтаж» Мосэнергостроя: Щекинская, Каширская ГРЭС, ТЭЦ­22, ТЭЦ­8… В этот период удалось освоить строительство тепловых электростанций в целом по каждому из их многочисленных объектов.

— Особенно запоминающейся работой было строительство в рекордно короткие сроки мощной береговой насосной станции для Каширской ГРЭС на Оке, а затем монтаж главных корпусов энергоблоков 250—300 МГВт на ТЭЦ-22 и ТЭЦ-23, строительство зданий ЦДУ Минэнерго, Министерства культуры и института «Теплоэлектропроект», — рассказывает Евгений Петрович. — После этого была в моей производственной биографии работа управляющим Москворецким РСТ, а затем заместителем начальника вновь созданного в Москве главка «Главмосремонт». В это же время подготовил и защитил кандидатскую диссертацию на тему «Реконструкция зданий методом подбора и встроенного монтажа типовых изделий».

— Эта работа нашла практическое применение?

— Да. Дело в том, что тогда наша строительная индустрия «не работала» на реконструкцию старых домов. В тресте была создана рабочая группа, которая занималась этим направлением. Из разных типовых серий, даже промышленных, мы подбирали отдельные изделия для последующего встроенного монтажа. Одновременно с участием проектировщиков треста «Мосжилниипроект» и заказчиков ОКС Главмосжилуправления удалось вначале в одном районе, а потом в других центральных районах Москвы широко внедрить и совершенствовать этот метод индустриализации в капитальном ремонте, точнее реконструкции жилых домов, школ и других зданий. Так на реконструкции жилых домов появились башенные краны.

— Что такое встроенный монтаж? Берется старая пятиэтажка, из нее «вытряхивается» все содержимое, остаются только наружные стены. А дальше, на тех же стенах и том же фундаменте, строятся дополнительные этажи. Вместо пятиэтажного здания появляется, таким образом, семи- и более этажей дом, уже со всеми удобствами для жителей, включая лифты и мусоропроводы. Это и была тема моей кандидатской. Метод, кстати, был принят на вооружение по всей Москве, а я, оставаясь заместителем начальника главка, руководил в то же время Техническим советом по реконструкции и капитальному ремонту при Моссовете.

— Евгений Петрович, а патенты на изобретения у вас есть?

— Да, у меня 22 патента на изобретения. Хотите простейший пример? Пожалуйста: печь для сауны без сгорания кислорода в окружающем объеме. Чтобы кислород не сгорал, электроды печи наглухо запаиваются в жаростойкие стеклянные трубки, выдерживающие температуру свыше 1500 градусов. Стекло трубок не раскаляется до того состояния, когда сжигается кислород. Трубки греют своим светом.

«Храм Христа Спасителя мне строить не довелось»

— В 1982 году, как явствует из биографической справки, состоялось ваше возвращение в «Мосэнергострой», но — уже на должность первого руководителя. И был после этого в вашей работе в «Мосэнергострое» полуторагодичный «перерыв», когда вы занимали весомейшую должность заместителя министра энергетики СССР по строительству. Что дал вам этот опыт?

— Через год, после того как я стал руководителем «Мосэнергостроя», нас вывели из подчинения главка, и я организовал самостоятельное объединение на его базе. То есть мы оказались в прямом подчинении Минэнерго СССР. И уже после этого, как начальника крупного объединения, меня назначили заместителем министра энергетики СССР по строительству, поручив кураторство строящихся электростанций центра России, в том числе объектов «Мосэнергостроя», сетевое строительство и стройиндустрию министерства .

Что дал мне этот опыт? До тех пор я никогда не занимался подстанциями, сетевым строительством. А здесь — пришлось. Огромные объемы в то время осваивались — в Тюмени, на Дальнем Востоке, в Казахстане. Многие объекты пришлось исходить своими ногами. Позже, в 1987 году, когда после выхода Закона о госпредприятиях, я решил вернуться в «Мосэнергострой», в министерстве и ЦК КПСС меня долго не отпускали. Кроме приобретенного дополнительного производственного и организационного опыта работа в министерстве дала возможность после возвращения в Мосэнергострой решать вопросы дальнейшего развития объединения и превращения его в достаточно автономную интегрированную промышленно-строительную систему, располагающую внутри себя филиалами полного набора участников строительного процесса в энергетике и социальной сфере.

Вот, пожалуй, те весомые, на мой взгляд, плюсы, которые позволили осуществлять мои старые представления о серьезной строительной компании.

Конечно, нельзя объять необъятное. Я, например, не построил храма Христа Спасителя, мне этого не довелось. Но в целом, оглядываясь назад, на минувшие годы и десятилетия, я хорошо вижу, сколько женам всего удалось сделать! Достаточно сказать, что за время своего существования «Мосэнергострой» в качестве генподрядчика построил более 70 ГРЭС и ТЭЦ! Можно вспомнить, что в 1993 году, когда нас еще не «бросило» государство, по заказам в энергетике мы выполнили работ по генеральному подряду на 128 миллионов рублей в ценах 1984 года. Сегодня это было бы свыше 14 миллиардов рублей. Достаточно большие объемы. За ними стоит устойчивое энергоснабжение Москвы все последующие годы. Кроме того, мосэнергостроевцы вполне обоснованно гордятся построенными и надежно работающими в Москве мусоросжигательными заводами, мусоропрессовочными станциями, районными тепловыми станциями, школами, детскими садами, целым рядом уникальных и известных в городе зданий и сооружений

— Главные принципы для вас как руководителя?

— Думаю, что это вполне обычные принципы — человеческие. Быть обязательным и порядочным по отношению к людям, какое бы положение они не занимали. Порядочность — это не значит «гладить по головке». В силу особенностей своего характера я нетерпим к людям, которые не проявляют инициативу, которые не дисциплинированы, не пунктуальны. Считаю, что если уж дал слово, то хоть умри, а его сдержи…

— А как к вам в связи с этим относятся подчиненные?

— Им со мной тяжело. Всем. Я жесткий, достаточно требовательный руководитель. Помню любое свое указание или распоряжение, которое было дано пусть даже спустя несколько лет. И я могу неожиданно вернуться к нему, проконтролировать его исполнение. Но надо быть справедливым. Если ты увидел, что человек, фигурально выражаясь, упал от перенапряжения, от морального стресса после твоей критики, надо его (опять же говорю фигурально!) обязательно поднять, встряхнуть и ободрить.

— Как же вы решаете социально­кадровые вопросы?

Когда мы вошли в приватизацию, я чуть ли не единственный в то время сказал: мы не отдадим в муниципальную собственность свои общежития до тех пор, пока там не создадим нормальные условия для людей. Реконструировали, тратились, мучались, но — во всяком случае — теперь ни одна семья не живет у нас «через занавеску», все получили, порой с ограниченными удобствами, но отдельные квартиры.

Во имя будущего компании мы, наверное, одни из немногих сохранили на своем балансе комплекс ПТУ-145. Более того, полностью реконструировали его общежитие и инженерное обеспечение. Сейчас компании ежегодно требуется более 1000 выпускников по 33 специальностям, участвующим в энергетическом и социальном строительстве. И кто же, кроме нас, сейчас будет обеспечивать материальную базу и участие в обучении молодежи. К сожалению, эту точку зрения не все разделяют и, более того, делают все, чтобы уйти от решения вопросов подготовки энергостроителей, да и просто строителей. Хотелось бы таким «патриотам» страны напомнить, что не все, что было создано в прежние застойные времена было неправильно и плохо. Наше ПТУ готовило кадры энергостроителей для Москвы и всех областей центра России (теперь ЦАО) из молодежи, набираемой прежде всего в этих областях. Более того, это и до сих пор золотой фонд Мосэнергостроя, которому столица обязана своим устойчивым энергоснабжением.

В составе компании действует достаточно большой сельскохозяйственный филиал полного законченного цикла по производству молочной и мясной продукции во Владимирской области. Большую часть этой совершенно экологически чистой продукции мы поставляем и реализуем в наших заводских столовых и пунктах питания подрядных организаций, остальное — через рыночную сеть. Филиал появился тогда, когда по стране вместо денег внедрялась система взаимозачетов, но зачетами, как известно, ни себя, ни семью не прокормишь. Поэтому если вы спросите меня, разделяю ли я тезис о социальной ответственности государства — перед населением, бизнесмена — перед своими сотрудниками, я отвечу: да, разделяю целиком и полностью.

— Это очевидно касается и жилищной политики?

— Без того, чтобы государство выступило заказчиком на жилье, которое в дальнейшем по договорам социального найма передавалось бы малоимущим и даже среднеобеспеченным, задача, по моей глубокой убежденности, которая поставлена сейчас, никогда не будет решена особенно с людьми пенсионного возраста. Столько лет прошло, а у нас даже в Москве все еще большое количество семей живут в коммуналках и домах, которые подлежат сносу. Да, жилья построено много, но оно к ним не попало — почему?

— И где же по вашему выход?

— Он очевиден. Государство должно взять на себя организацию и финансовые заботы по обеспечению социальным жильем, которое должно стать повсеместным госзаказом для строителей. Этот путь повлияет и на создание более уважительного отношения большинства населения к государственным структурам и выровняет возможности проявления личных качеств каждого трудящегося. Все-таки опорой России являются люди — участники производства материальных благ, любящие и уважающие нашу Великую Страну.

— Как, в таком случае, обстоит дело с жильем в вашей организации?

— Квартирами всех своих ветеранов мы обеспечили, у нас бездомных нет! Сейчас предоставляем жилье с рассрочкой платежа, придумываем маленькую цену и так далее. В Москве даем рассрочку оплаты на улучшение жилищных условий сроком на 4—5 лет. А на периферии весь персонал устроен, жилищная проблема решена. Иначе чего бы я стоил как руководитель, ратующий за социально ориентированную политику!

Это что касается жилья. А если говорить об экономике в целом, то я глубоко убежден, что в серьезных, структурообразующих отраслях государство наше должно играть определяющую роль. Я имею в виду всю энергетику, авиа- и судостроение, другие ключевые отрасли. Иначе все останется по-прежнему. Сейчас надо все больше и больше средств расходовать на развитие энергетики как исключительно все определяющей отрасли, а не складывать их в «кубышку». Для этого же нужна централизация отрасли, а не ее дробление. Ведь если бы, скажем, у нас в «Мосэнергострое» не было такой централизации, то кто бы о нас сейчас вообще вспоминал?! Кроме того, не следует забывать, что в уставном капитале «Моэнергостроя» 25,5% акций принадлежат государству, и то, что компания отнесена Указом Президента к категории стратегических предприятий, обеспечивающих энергобезопасность страны.

«Мы по прежнему вместе»

— Действительно, сегодня «Мосэнергострой» сохраняется как единое целое, в то время как многие крупные организации, подобные вашей, были реструктурированы еще в начале 90­х годов. Может быть, следовало пойти по более легкому пути?

— В 1993 году я собрал начальников управлений, и мы единодушно решили: акционироваться — всем вместе. Никаких управлений по отдельности. И до сих пор так живем и работаем. У нас филиальная система — всего более 30 филиалов, в общей сложности около шести тысяч работников (если считать и тех, кто работает с нами по договорам). Мы широко применяем субподряд. Имеем надежных, проверенных годами и десятилетиями партнеров.

Можно было пойти по более простому пути. Но тут дело вот в чем. Мы, силами «Мосэнергостроя» совместно с субподрядчиками и заказчиками создали мощную и надежную электроэнергетику всей центральной части России. Развитие страны неизбежно приведет к тому, что экономике понадобятся большие энергетические мощности. Начнется, рано или поздно, реконструкция ныне действующих станций, строительство новых. И нам, безусловно, необходимо обеспечить и сохранить статус одного из ведущих предприятий в области энергостроительства. Необходимы постоянные заказы в энергостроительстве примерно на 4—5 строящихся станций ежегодно. Об этой нашей позиции хорошо известно руководителям РАО ЕЭС и Мосэнерго.

— Это государственный подход?

— Да. Это государственный подход. Это цель стратегическая, рассчитанная на многие годы. Что касается ближайшей перспективы, то нашей организации, я считаю, следует занять как можно больше «ниш» в выполнении появляющихся заказов в теплоэнергетическом, подстанционном, жилищном, инженерно-коммунальном и другом социальном строительстве. Это нужно сделать не только для того, чтобы заработать как можно больше денег. Допустим, сейчас у нас в Новомосковске трудится коллектив, строящий жилье. Когда в этот город придут инвестиции по энергетике (а это неизбежность, так как с ней дела обстоят в городе неважно), здесь уже будет готовый коллектив со своими возможностями. То есть нам не придется начинать с пустого места. Мы строим жилые дома также и в Рязани, недалеко от Дягилевской ТЭС, в Твери и других городах, где с электроэнергетикой не все благополучно. Откроется финансирование — здесь уже есть, кому строить, кому реконструировать объекты электро- и теплоэнергетики, одновременно возводя объекты жилищного и социального назначения и размещая в них в том числе персонал энергостроителей и эксплуатационников.

— Евгений Петрович, когда начинается и во сколько заканчивается ваш рабочий день?

— Начинается — в восемь часов, заканчивается чаще всего в девять вечера. Каждую среду в генеральную дирекцию компании приезжают директора или главные инженеры всех филиалов, и мы обсуждаем все текущие вопросы по каждому филиалу с участием поставщиков, транспортников, механизаторов и субподрядчиков. Все дела с поступающей корреспонденцией стараюсь завершить в течение текущего дня, не оставляя никаких бумаг на завтра. Возможно, придется куда-нибудь срочно уехать, а перепоручать кому-то эти бумаги, значит, затягивать время исполнения.

— Вы сами водите машину?

— Нет. Если бы я на работе водил машину, то успевал бы сделать, наверное, в два раза меньше, чем делаю сейчас. Скажу больше: самое интенсивное общение с руководителями подразделений у меня происходит, как правило, именно в машине. Помогают современные средства связи. Так происходит все дни недели, включая субботу и большинство воскресных дней.

— Устаете?

— Думаю, что секретарь и диспетчеры, которые нас соединяют и работают со мной, устают больше…

— Еще один вопрос. Какие трудные моменты у вас бывали в биографии, если иметь в виду ее «строительную» составляющую?

— Самый трудный момент — сегодня. Нам пришлось огромные средства привлечь в качестве кредитов на переоборудование своих заводов, их диверсификацию. В настоящее время производственные мощности заводов компании могут обеспечить комплексную поставку на строительство до 300—350 тысяч м2 жилья, при этом мощности, необходимые для энергостроительства, никак не сократились. Хотелось бы поставить все на твердую финансовую основу. Сейчас у нас есть достаточно большое количество нереализованных квартир. Мы реализуем их, но постепенно, это процесс длительный. Тем более что мы никогда не позволяли себе продавать дом с котлована: должно уже стоять как минимум пять-шесть этажей. Сейчас стали строже относиться к срокам строительства, возводим в основном дома одногодично. Перед этим минимум полгода готовим ПРД, освобождаем площадку, переселяем людей. На свободных территориях строим очень мало, как правило, пионерные дома.

— Что это дает?

— Первое, что люди, которые до этого никогда не жили в нормальных условиях, переселяются из своих бараков в благоустроенные дома. Они не смогли бы приобрести жилье на свои деньги в настоящее время.

Кстати, знаете, какой вопрос мы будем обсуждать на совещании после разговора с вами? Ту же проблему жилищного строительства. Сейчас самое сложное — это вопрос отвода площадки, оформления разрешительной, проектной документации и начала строительства. Мы сегодня возводим современные дома в Твери, Конаково, Рязани, Туле и в 10 городах Подмосковья. Необходимо, чтобы была отлажена система поставок стройматериалов и изделий с наших собственных заводов, с карьера. А для этого опять-таки нужна строжайшая централизация и неукоснительное исполнение — сверху донизу, обеспечивающие полную интеграцию.

В ходе беседы с нами Евгений Петрович сказал, что никогда в жизни не занимался поиском работы для себя — она всегда находила его сама. Такая самоаттестация, согласитесь, говорит о многом, и, наверное, эти слова лучше всего характеризуют его как руководителя и человека. Дорогого стоит и его признание в любви к жизни во всех ее проявлениях, без чего не бывает настоящего успеха и удачи в делах. Успеха личного и общего, от которого во многом зависит жизнь тысяч сотрудников «Мосэнергостроя» и их семей. Уже четверть века под руководством Е. П. Матвеева строительно­промышленная компания «Мосэнергострой» живет, развивается и является достаточно мощной силой в строительном комплексе России.

Андрей ВОЛОК

Всероссийский отраслевой журнал «СТРОИТЕЛЬСТВО» № 7-8 — 2007 год


 
Besucherzahler russian dating service
счетчик посещений

© 2008- Владимир Фролов

Hosted by uCoz