Село Ламерье Крестецкого уезда Новгородской губернии

Главная

Православие

История

Фотоархив

Фотогалерея

О проекте

Гостевая книга



Поиск по сайту


По Ламерскому маршруту

Деревня Ламерье Китовской волости была названа в списке населенных пунктов по Крестецкому уезду в 1909 году. В то время в деревне имелось 27 жилых построек, проживало 78 мужчин, 93 женщины. Основное занятие населения — земледелие. Имелась часовня, земская двухклассная школа, мелочная лавка. Ламба — с карельского языка означает глухое озеро, озерко без истоков. До г. Крестцы — 28 вёрст. Такие сведения можно почерпнуть из справочника.

Спустя 91 год, пережив революцию и гражданскую войну, коллективизацию, совхозонизацию и демократизацию последних лет, в бывшем до 1960 года Ламерском сельсовете остались одни старики. Ламерье — 16 хозяйств, 22 человека, Давыдовщина — 10 хозяйств, 11 человек, Федосовичи — 9 домов, 12 человек, Колокола — 10 хозяйств, 14 человек, Косой Бор — 4 дома и 4 жителя.

Занимаются земледелием, возделывают по 10—15 соток, а кто и меньше, выделенные под огороды возле домов. Поля же вокруг деревень зарастают.

Староста д. Федосовичи Валентина Сергеевна Дмитриева, всю свою жизнь прожившая в этой деревне и 30 лет отработавшая на Ламерской почте, говорит, что главная проблема у пенсионеров — это отсутствие в деревне телефона. Дорога плохая, автобус сейчас не ходит, ближайший телефон в Ламерье, — за три километра. Случись заболел человек, как доставить его в больницу? И скорую не вызвать. Магазина в Федосовичах тоже нет, когда дорога нормальная, то приезжают автолавки.

Заботы у стариков на селе обычные: пенсию получить вовремя, зимой дровишек припасти, весной — огород посадить, коровушке (держат их единицы) сена накосить и т. п. Делать все это самим вручную сил уже нет, годы-то немалые, и денег нет, чтобы кого-то нанять. Кто-то на помощь детей надеется, кто-то просит помочь Администрацию сельсовета, кто-то по возможности делает сам.

От прежнего Ламерья, крупного, оживлённого, являвшегося центром всего сельсовета, сегодня мало что осталось. Больно смотреть на развалившиеся церковные стены.

Капитолина Ивановна Ильюшенкова спешила по узкой тропинке в медпункт, сделать укол от высокого давления. Нет в Ламерье фельдшера, выручает стариков Галина Васильевна Макарова, отработавшая в медпункте санитаркой 40 лет и многому научившаяся за это время. Она и давление измерит и по назначению врача укол сделает.

Жизнь этой 69-летней женщины легкой не назовёшь. Детские воспоминания связаны с войной и непосильным трудом. Мать доила коров вручную на колхозном дворе, а Капа возила для скотины воду. Потом с мокрым подолом бежала в школу, иногда опаздывала. Учительница ругалась, выгоняла с уроков. И в конце-концов девочка школу бросила. На лошади возила в бидонах молоко в Локотско. Так что работать Капитолина Ивановна начала с 10 лет. Повзрослев, вышла замуж за местного тракториста. Не один год отработала дояркой, 12 лет после выхода из декретного отпуска была конюхом, ухаживала за лошадьми. При общем трудовом стаже в 47 лет заработала 520 рублей пенсии.

Дома тоже держали скотины полный двор: корова, поросята, овцы, куры. И сегодня не хочет она расставаться с коровушкой, с кормилицей. Хотя понимает, после смерти мужа тяжело ей будет одной управляться.

— Вот читать я так и не научилась, — огорчённо вздыхает моя собеседница. — Всё как-то некогда было. В разговор вступает Галина Васильевна:

.....У стариков проблемы с дровами и огородом, а у молодых, и это главная беда, нет работы. У многих сейчас сыновья без работы. В деревне её нет, а в Крестцы не наездишься.

Телефон плохо работает, на линии одно радио слышим. Просили начальство поставить нам сюда беспроводные радиоприёмники.

До «скорой» не дозвонишься, да и у них то бензина нет, то говорят: найдите транспорт и больного сами везите.

Автобус к нам ходит 2 раза в неделю. Вот так и живём.

Деревня Давыдовщина своё название, как говорят старики, получила по фамилии барина, имевшего рядом усадьбу, следы которой сохранились и сейчас. В Давыдовщине я познакомилась с Анной Петровной Фадеевой, 1923 года рождения. В последнее время, пережив жуткое потрясение, о котором она нам поведала, не может спать по ночам.

— Однажды ночью проснулась от шума в доме. В одной рубашке вышла из спальни и застыла в оцепенении, потом закричала. Двое людей снимали иконы. Один сказал: «Бабка, не кричи. Убьём». Я опустилась возле печки на стул и говорю: «Берите что хотите, только меня не трогайте». Они мне чем-то голову обрызгали. «Не бойся, — говорят, — к утру пройдёт. Только не вздумай кому-нибудь рассказать или пожаловаться». Милиция приезжала, не знаю, поймали их или нет.

Теперь Анна Петровна держит в доме собаку, встречающую звонким лаем всех, кто заходит. К сожалению, никто не может дать старикам гарантию, что подобное не повторится. Во многих деревнях есть болтающиеся люди, безработные, пьющие, голодающие.

— Родители мои жили зажиточно. Помню держали 4 коровы, 3 лошади. Были свои гумны, полные зерна.

Я заканчивала 6 классов в Локотске, а потом два года училась в Крестцах. Поступила в Валдайскую профтехшколу, где освоила художественную строчку и вышивку.

Работать меня направили инструктором в артель в Старое Рахино. Это был 1939-й год. Строчили рубашки, портьеры, пододеяльники.

Когда качалась война, я вернулась домой. Строила дорогу, работала на лесозаготовках. А в июле 1943-го меня мобилизовали во внутренние войска и направили в Ленинград, в 102-й пограничный полк. Выучилась на радиста, и нас отправили на границу с Финляндией. Там и победу встретила. Домой, как сейчас помню, приехала на поезде 5 марта 1946 года. Устроилась счетоводом в колхоз "Красное Заречье". Позднее работала в Ламерском сельсовете, и секретарём, и председателем.

На пенсию Анна Петровка уходила из совхоза, где работала помощником бригадира. На сегодняшнее житьё-бытьё она смотрит с оптимизмом. Без дела не сидит, кроме домашних хлопот, ещё разносит по деревне почту. Пенсия у неё неплохая - 863 рубля.

Жалеет тех, кто держит скот и скосить нечем, и привезти сено не на чем. Переживает, глядя на зарастающую пустующую землю. Смотрит телевизор, следит за событиями в стране и удивляется, глядя на политиков.

Что бы ни говорили и ни делали сейчас социальные службы, Администрации сельсоветов, помогая старикам, заслуживают они большего, достойны лучшей участи и жизни.

...Трудно сказать, что напишет через 20—30 лет районная газета о Ламерье и будет ли оно живо. Зависит это от того, поймут ли государственные мужи, что возрождение России не состоится без возрождения деревни.

Т. МИХАЙЛОВА

"Крестцы" - 18 мая 2000 года - Как живёшь, глубинка?


 
Besucherzahler russian dating service
счетчик посещений

© 2008- Владимир Фролов

Hosted by uCoz