Село Ламерье Крестецкого уезда Новгородской губернии

Главная

Православие

История

Фотоархив

Фотогалерея

О проекте

Гостевая книга



Поиск по сайту


На всю оставшуюся жизнь

С утра был дождь — тихий, добрый, но запоздалый — сгорели за лето травы, не уродился урожай. Всё это и без того усугубило бедственное положение сельчан — земледельцев и животноводов совхозов, фермеров.

Последние бедствуют по-особому. Обещали новоявленным крестьянам «златые горы», всяческую поддержку, а теперь «три шкуры дерут»: проценты за кредиты бешеные, бешеные и цены за сельскохозяйственную технику и прочее, прочее, прочее.

Так как же всё-таки живётся им, фермерам? Вот такой вопрос волновал меня, когда недавним августовским утром, под тихую песню дождя, вместе с председателем районного комитета по охране природы Юрием Веткиным поехали мы к Н. В. Бутылину, фермеру из деревни Давыдовщина, что в Новорахинском сельском Совете.

Места там красивейшие: стоит деревенька на склоне, загляделась в чистое озеро. Среди прочих домов и дом семьи Бутылиных — достался он Николаю Викторовичу от матери жены Анны Михайловны.

Рассказ о том, как Бутылин расстался с городской жизнью — рассказ особый. В принципе интерес к фермерству — это палка о двух концах: повезёт — выплывешь, не повезёт — утонешь. Только за это Николаю Викторовичу надо сказать спасибо.

Первая встреча с ним была у меня прошлой зимой. Многое, откровенно говоря, для него, а тем более для меня, в отношении будущего было не ясно; угодья не ахти, техники не хватало, а тут ещё и беспредел цен. Думалось тогда: выживет ли? Выжил! Только в бороде седой паутины прибавилось. Впрочем, давайте его послушаем.

— По документам у меня, — рассказывает Бутылин, — 34 гектара сельхозугодий, пашни из них 22 гектара.

Два периода могу выделить из своей новой жизни, нехорошие периоды. Семь гектаров мне дали осенью девяностого года. Сколько попросил, столько и дали. Я — человек осторожный, куда больше-то без базы?

Начал я технику приобретать: сначала трактор колёсный, потом гусеничный, потом ещё колёсный. И чувствую — земли надо брать больше — так и прибавилось у меня ещё 27 гектаров.

Спрашиваю у Николая Викторовича: мол, неужели с землёй так просто?

— Да непросто, — отвечает, — на трёх заседаниях тогдашнего Президиума районного Совета «тянули резину». Просил решения об отказе — не дали. В конце концов дали землю. Но время-то шло и мои поля засеял совхоз. Иван Фёдорович Родионов — директор хозяйства даже от своей подписи на документе вначале отказался.

Эта история, происшедшая между директором совхоза и главой крестьянского хозяйства, пусть останется на их совести. И, видимо, она типична. Кто-то по доброй воле отдаёт даже сейчас в частные руки общий кусок? Впрочем, этот конфликт вроде бы исчерпан.

Беседу с Николаем Викторовичем мы вели, сидя на дне перевёрнутой озёрной лодки. Дождь вроде бы стих. Появился на улице сын Бутылина, Володя, пас коров да быка. Бык чего-то сердился, мотал головой, рыл копытами землю.

— У меня пока четыре коровы, — продолжал рассказ Николай Викторович, — есть гуси, поросёнок, овечки. Дела себе хватает.

— Ну а как с тем девизом, что фермер накормит страну? — задал я с моей точки зрения каверзный вопрос.

Ответил на него Бутылин довольно своеобразно: — Пока бюрократы не переведутся, фермер никого не накормит. Вот езжу в областную ассоциацию крестьянских хозяйств, а там всё время дверь заперта. Не достучаться. Где они -— одному Богу известно. А у меня как и у многих других — вопросы, вопросы, вопросы. Деньги надо, кредиты. Шестьдесят тысяч рублей было взято, да недавно 130 тысяч выпросил — пресс-подборщик купил и наверняка сэкономил на сене — так-то на заготовку надо не меньше месяца, а при этой машине и за неделю обойтись можно.

Наша ассоциация областная — хитрая штука. До последнего времени из 23 известных процентов на кредит 75 процентов выплачивала за нас. Теперь, говорят, отказались и от этих щедрот...

Незащищенность фермера — проблема из проблем.

Как я уже сказал, к Николаю Викторовичу ездил я вместе с председателем районного комитета по охране природы Юрием Веткиным. У Николая Викторовича и к нему возникли вопросы. Дело в том, что земли Бутылину достались, мягко говоря, бросовые, требующие проведения мелиоративных работ. Составлен и заключён договор на проведение работ с Крестецким СУ «Новгородмелиорация, который приступил к выполнению работ в апреле текущего года.

— Не торопятся, — комментирует Николай Викторович, — с шести гектаров кустарник сняли. Часть по лесу растолкали, захламили лес. Трубопереезды до ума не довели. Культуртехнику сам делаю. Камни бы убрать да озимые посеять. Время уходит, мелиораторы не спешат.

Претензий у Николая Викторовича много. Однако, когда Ю. Е. Веткин ознакомился с договором, порасспросил Бутылина о взаимоотношениях с исполнителями работ, то оказалось что Николай Викторович во многом сам виноват, вернее его доверчивость — подмахивает процентовки мелиораторам. Упрёк этот по отношению к фермеру весьма относителен: ну потребует он от них нормального выполнения работ, так они и вовсе делать не будут. Лучше уж так. Впрочем, соответствующий акт председатель районного комитета по охране природы Ю. Е. Веткин составил.

А какой акт можно составить вот на такую историю? Помните, у Николая Викторовича имеется всего четыре коровы — некуда больше ставить. Попытался было крестьянин хлев новый поставить, но не вышло — привезённые из Крестец плотники оказались не равнодушными к спиртному и, в первый же день, покинули «неприветливую» Давыдовщину.

— Сам бы срубил двор, да где время взять? — невесело подводит итог Николай Викторович.

Слушаю его и думаю: зря говорят некоторые люди о том, что новоявленные фермеры по натуре своей жулики или живоглоты. Люди эти, по нашим советским меркам в общем-то действительно ненормальные. Ненормальные хотя бы в том, что тот же Бутылин уверяет: «Я бы прокормил сто человек, лишь бы условия для этого были...».

Условий, как известно, пока нет. И не сто человек кормит Николай Викторович — намного меньше. Но кормит, продаёт не кота в мешке, а фирменную фермерскую продукцию.

— Я ведь и упаковку свою завёл, — рассказывает он, — на ней чётко значится: «Крестьянское хозяйство Н. В. Бутылина. Деревня Давыдовщина. Крестецкий район».

В этой упаковке — масло, творог. Продаёт эту продукцию в Новгороде и судить его за это, откровенно говоря, рука не поднимается: нет у нас в Крестцах специализированного фермерского магазина да и «финансы наши поют романсы».

Не за что обвинять Бутылина ещё и потому, что золотой пока что оказывается его продукция, ведь несмотря на его старания, живёт он и его семья в кредит, а проще говоря в долг. Но он всё-таки живёт и по-своему счастлив.

Доброго здоровья вам, Николай Викторович.

Б. Ефимов

"Ленинское знамя" - 22 августа 1992 год - "Крестьянское хозяйство"


 
Besucherzahler russian dating service
счетчик посещений

© 2008- Владимир Фролов

Hosted by uCoz