Село Ламерье Крестецкого уезда Новгородской губернии

Главная

Православие

История

Фотоархив

Фотогалерея

О проекте

Гостевая книга



Поиск по сайту


"ТЯЖЕЛО..." или Хождение по мукам фермера Н. В. Бутылина

Ещё до встречи с Н. В. Бутылиным, главой крестьянского хозяйства в Давыдовщине, что в Новорахинском сельском Совете, был наслышан я от своих коллег, от специалиста по делам крестьянских хозяйств Е. Л. Лукина да и в совхозе «Амосовский», что он человек очень порядочный: за горло никого не берёт, пытается решать многочисленные вопросы сам.

А ещё слышал, что наряду с и без того многочисленными проблемами крупно не повезло Николаю Викторовичу в прошлом году с урожаем картошки — рассчитывал на прибыль, а получил одни убытки. В то же время не опустил руки: заготовил корма, постепенно обзаводится домашними животными.

Таких, как Бутылин, по России-матушке многие тысячи. Такие, как он, говорим мы сейчас, в скором времени накормят страну.

Вот исходя из всего этого, и встретился я с Н. В. Бутылиным — кому, как ни ему, уже успевшему хлебнуть лиха, лучше знать о своём истинном положении, о своей дальнейшей судьбе.

— Николай Викторович, всё имеет своё начало. Давайте и мы начнём с него. Когда и почему Вы обосновались в Давыдовщине, основали крестьянское хозяйство! Шаг-то уж больно ответственный.

— Жил в Новгороде (сейчас там жена, Анна Михайловна, уроженка этой деревни — два года до пенсии осталось). По специальности я механик сельского хозяйства, хотя всю жизнь проработал в городе. Несколько лет нахожусь на пенсии по состоянию здоровья. Ну, а в городе, сами знаете, жизнь сейчас тяжёлая. Здесь же родина жены, тёщин дом. Вот так тут и оказался.

— Сколько у Вас земли? Как она Вам далась?

— Тридцать четыре гектара. Получил в пользование в 90-ом году. Не просто всё это было, да и земли неважные, отрезанные от деревни ручьём. Просил тогда у Сергеева (председатель Новорахинского сельсовета — ред.) в другом месте. Ответ был один: нет. Вот и думаю: «Почему так? Чтобы мучился?». Может быть, я и ошибаюсь, но действительно мучаюсь. Проезда на выделенный участок нет даже летом. В конце концов кое-что пробил, бумагу написал в область. Выпросил одну трубу. После нескольких поездок в Крестцы к мелиораторам завезли ещё трубы. Сейчас можно делать переезды, но у них то того нет, то другого. Сколько времени всё это отнимает! Но трубопереезда я добьюсь. Иначе я пропал.

Николай Викторович, давайте вернёмся к Вашим прошлогодним заботам.

— Приятного в этом мало. На двух гектарах посадил 6 тонн картошки. Накопал тонны 4. Оказывается, здесь кабаны хозяйничают. Ночей не спал, а что толку? Сразу, наверное, с полгектара «выкопали». Большая часть вымокла. Составили акт на ущерб, на 4,7 тысячи рублей. Ассоциация выплатила только 9 процентов — где-то 400 рублей. За удорожание техники (у меня разница в ценах 6 тысяч рублей) опять же лишь 10 процентов. А в Законе о крестьянском (фермерском) хозяйстве говорится, что мы с совхозами находимся на равных правах. Оказывается, не на равных.

Да что об этом? Наболело. Кроме картошки, есть у меня 5,5 гектара сенокосов, плохоньких, выродившихся, но сена заготовил...

— Сколько у Вас скота?

—Тут тоже вопросов много. Весной попросил у Родионова (директор совхоза «Амосовский» — ред.) корову. Всё лето она меня кормила. Но что одна корова. Обратился за помощью в Hoвгород, в племобъединение, но кроме адресов ничего не получил. Многие из них объездил, но везде предлагали брак, — но цены зато как за племенных. В конце концов купил в Луге двух племенных, по 7,5 тысячи рублей каждая. Ещё одну приобрел у частников в Валдае. Примерно такая же история и с овцами — с превеликим трудом сам раздобыл 5 голов в Ярославле. Одну уже пришлось прирезать — хорошего нашему брату не дают. А по мне так: выполните мою заявку, а я рассчитаюсь.

Отвечу до конца на Ваш вопрос. Сейчас у меня 4 коровы, столько же овец, 2 поросёнка, кролики, телята.

— Как поступаете с продукцией?

— Купил ручной сепаратор, маслобоечку. Что ещё в моем положении придумаешь? Масло, творог сбываю пока в Новгороде.

— Боюсь упустить такой вопрос: как у Вас с техникой?

— Есть два колёсника, гусеничный трактор, косилка, ворошилка, плуг... Вот хотел ТАУ приобрести для сушки продукции, а она 35 тысяч стоит. Каждый год надо 30 процентов отдать.

Ох уж эти проценты. Заморозят они наше становление на неопределённое время.

— Насколько велики Ваши кредиты?

— У меня взято 60 тысяч рублей. Пять тысяч краткосрочных выплатил. Но это мелочь. Проценты-то растут. А никому вроде бы до этого и дела нет. Никак не пойму, зачем пересчитывать, увеличивать проценты на старые кредиты.

Вопросов много, а ответов нет. Ни в районе, ни в области, ни, по-моему, в верхах. Одни загадки.

— Скажите откровенно: от жизни такой Вы руки не опустили?

— Руки я не опустил. Нынче собираюсь посеять зерновых гектаров шесть. Подсеять многолетние травы. Но вот где семян зерновых взять, не знаю. Не знают это и в областной ассоциации крестьянских хозяйств, не знает пока и наш Е. Л. Лукин, который в общем-то при возможности ни в чём не отказывал.

— И всё же, Ваш прогноз на летучую ныне фразу: «Фермеры накормят страну».

— При сегодняшнем нашем положении затрудняюсь что-либо ответить. Думаю так: во что бы то ни стало, но с кредитами я рассчитаюсь. Если ничего не изменится, буду жить и работать для семьи.

— Вы один здесь?

— Нет. Со мной сын Володя. Он — инжемер-механик.

— Что ж, успехов Вам и великого терпения.

Беседовал Б. Заречный

"Ленинское знамя" - 1 февраля 1992 год - "Крестьянское хозяйство"


 
Besucherzahler russian dating service
счетчик посещений

© 2008- Владимир Фролов

Hosted by uCoz